Историческая справка

В 1766 году в Хаджибее в качестве разведчика побывал военный топограф Иван Ислентьев. В военно-историческом архиве хранится план местности: отчетливо видна нисходящая к морскому берегу балка, над которой возвышался турецкий замок Ени-Дунья. В «Этнографическом обозрении» №№2–3 за 1905 г. указывается, что из Хаджибея не только вывозились куяльницкая соль и зерно, но и отправлялись корабли с аломниками на хадж в Мекку и Медину, здесь была «пристань судовая на сваях», что противоречит мнению некоторых местных источников, что Хаджибей «в портовом смысле пустое место». Балка была кратчайшим путем к причалу.

Военный спуск

Военной она названа в память исторических событий. А. Скальковский писал: «Дерибас… добравшись до Военной балки 14 сентября 1789 на рассвете, был уже у Хаджибейской стены, и полковник Хвостов с одним батальоном пехоты и, имея на правом фланге два полка черноморских казаков, приблизился берегом к замку — Ени-Дунья пала».

Первоначальная планировка Одессы предусматривала, что балка станет частью центральной городской оси, ведущей к «Елисейским полям» Одессы — Александровскому проспекту. На плане 1803 г. видно, что верховья балки располагались в районе нынешней Греческой улицы. Краеведы утверждают, что под нынешними Ланжероновской и Дерибасовской лежат… засыпанные мосты.

Первоначальные планы были нарушены, но значение Военного спуска как дороги в порт и Купальному берегу было велико. Однако спуск был неблагоустроен, и тогдашняя пресса писала, что «посетители наших морских купален часто негодовали на спуск по балке, ведущий к морю», в те времена к мнению обывателей прислушивались, и «в 1821 году устроен был Военный спуск, замощенный камнем, доставленным в качестве балласта иностранными шкиперами по постановлению графа Григория Строганова, посланника в Константинополе».

Главное было — «найти подрядчика для укрепления балки контрфорсами без сводов, расстояние 120 погонных саженей, со сводами — 85 погонных саженей». И в 1828 г. эти работы начались.

Сабанеев мост

Предстояло также изыскать изрядную сумму «на построение через оную балку каменного (Сабанеева) моста». Где нашли деньги? Еще легендарный Дюк вводит «взимание портового сбора по две с половиной копейки с четверти вывозимого за границу груза». Впрочем, поддержание Военного спуска, как и других артерий Одессы, всегда было нелегкой задачей. 25 ноября 1865 г. городской голова Семен Воронцов (сын) собрал Думу — «чтобы спросить мнения и указания, как поступить, чтобы привести пути сообщения в городе в проездимое состояние, так как к весне можно ожидать положительного бедствия». (Знакомая картина!). Так появилась в Одессе одна из самых оживленных магистралей, соединяющая город с портом и протянувшаяся сегодня от Тещиного моста до Малого переулка.Владимир Жаботинский в романе «Пятеро» так описал спуск: «Приказчики и посыльные, с пакетами и без, тут же сновали между городом и портом; и сама портовая нация, в картузах и каскетках набекрень…».

Военный спуск

Любителям топонимики интересно будет узнать различные названия, которые в разное время носил Военный спуск: Гаванный, Казенный, Молокова, Жанны Лябурб. Накануне первой мировой войны по спуску под Сабанеевым мостом были проложены трамвайные пути линии №33 — «Карантин — Военный спуск» На редкой фотографии видна группа строителей и высшего технического надзора в момент постройки линии. Спуск условно делится на две части: верхнюю — от Малого переулка до Сабанеева моста, о котором восторженно писали, что «мост напоминает римский виадук» и нижнюю — от моста до подошвы спуска у Приморской улицы. Под №13 до недавнего времени находилось важнейшее заведение, которое путеводители начала века именовали «Мраморные бани». «Одесский Чичероне» за 1914 год — «варшавские бани», а «Путівник» за 1930 г. — «Лазня №2».

Старожилы утверждают, что именно здесь произошла встреча Григория Котовского с Михаилом Винницким (Япончиком). О чем совещались за «рюмкой чая» в парной знаменитые экспроприаторы, неизвестно, но благодаря старейшему режиссеру В. Галицкому кое-что известно о владельце бани — «запомнился Жора Гуссиди, грек, сын хозяина бань на Военном спуске, — главным образом из-за его головы, странно удлиненной формы, чем-то напоминавшей его фамилию. В эти бани мы не раз ходили с папой» (дядей писателя Льва Славина). Сегодня в бане., видеопрокат, что, по свидетельству клиентов, одно и то же, в смысле мелькания «чего-то там». Впрочем тогдашние «крутые» не обходили стороной нижеследующие точки: №2 — сразу два чайных трактира М. Скакунова, И. Ухачева, №3 — пивная М. Регайнова. Особым успехом у постоянных клиентов пользовался виннокомплекс в доме №18, где одновременно дислоцировалась виноторговля мадам П. Н.Трубецкой (связь с княжеским родом просматривалась только после пятой рюмки) и казенная винная лавка №571, где на штатной службе числилась «сиделица» София Игнатьевна Клейнченких.

Рядом корпуса музыкальной школы П. Столярского, до этого здесь была гостиница «Крымская», а напротив, под №24 до революции был Цандеровский с механотерапевтическим лечением институт. Ниже, под №22, двухэтажный особняк со старинной оградой, построен архитектором Даллаквой. А под №20 — боковой фасад бывшего особняка Сергея Калачевского, затем Жовтневый райком КПСС, а затем… и школа искусств.

Военный спуск

До революции торговые учреждения Военного спуска носили специфический характер, вызванный близостью к порту. В №№4, 6 находились базовые магазины пароходных принадлежностей А. Лихачева, И. Маргулиса, М. Лехтуинда. В №№2, 4 трудились “военно-флотские” портные И. Бошняк, А. Факторович.

Кстати, о Факторовичах. Любимым вопросом на засыпку у местных жителей является: «Что общего между Абрашей Факторовичем и шефом гестапо Мюллером?». Оказывается, вся семейка Факторовичей была «пламенно революционной». Зачем им это было нужно? — это уже другой вопрос Во время январских событий 1918 г. «вся группа геройски погибла, но и броневик был уничтожен гранатой, которую успел бросить Абрам. С того времени и стали называть нас, Факторовичей, «бронированными», — вспоминал С. Факторович, отец киноактера Л. С. Броневого, блестяще сыгравшего роль Мюллера в «Семнадцати мгновениях весны».

Двор №8 уникален — где еще в равнинной Одессе можно увидеть висячий мостик, ведущий к палисадникам, расположенным, на скалах (домовладелец Жора Евангелиди). В 1919 г. здесь была ночлежка для моряков, содержательница мадам Юзефа. По архивным материалам удалось установить, что Юзефа Андреевна Шиндлер была польской социал-демократкой.

Военный спуск

В последние дни героической обороны Одессы в период Великой Отечественной Войны, в приморские штольни переместился штаб Одесского оборонительного района, а старожилы вспоминали еще один эпизод, связанный с обороной. В один из сентябрьских дней 1941 года прямо по поверхности Военного спуска были проложены трубы большого диаметра. Как пишется в книге «100-летие одесского водопровода», «началось строительство морского водопровода для тушения пожара. Насосная станция монтировалась в порту, а напорный трубопровод прокладывался по Военному спуску на поверхности земли».

В №5 сейчас ГАИ Жовтневого района и областная автошкола, но многие одесситы помнят, что в 60-е годы здесь был первый в Одессе летний кинотеатр «Черноморец» -дневной проекции. Ранее на этом месте была акционерная фирма «Волга» Военный спуск и сегодня сохраняет колорит старой Одессы: железные лестницы с надписью «Мюльнер. Одесса» в №1, выставленное в подъезде №6 художественное панно «Дворник», ограда детского сада, бывшего дома господина Севастопуло.

Под №13, рядом с банями находится бывший дом г-на Ю. Ломейера, где до революции находилось «1-ое еврейское казенное училище — почетный попечитель Н. Дынин», но в глубине двора находились жилдома, и в одном из них у брата Иллариона останавливался в 1903 году писатель В. Г. Короленко. Прошли годы и в «Летописи жизни и творчества 1917–21» имеется письмо великого гуманиста от 3 декабря 1917 года: «В момент торжества вы боитесь свободного слова также, как боялось его самодержавие… И вот почему вы стремитесь уничтожить независимую литературу… Берегитесь же!»

В. П. Нетреский,  из книги «Прогулки по старой Одессе».